На этом поприще есть шанс преуспеть

Открытое письмо А. Мосунову, историку и любителю изящной словесности

 

Я был очень удивлен, Алексей, когда в редакции мне вручили стопку Ваших писем. Во-первых, поразила Ваша неутомимость. Подумать только, в один присест написать и отправить целых четыре (!) письма, а через день, не дождавшись ответа, поспешно, по тому же адресу дослать пятое. И не успокоиться на этом, а вложить в конверт вырезанную из «Комсомольской правды» статью В.Максимовой (почему не из «Русской мысли»?), предварительно по-школярски подчеркнув поучительные, на Ваш взгляд, слова, и отправить письмо все туда же. Правда, два послания из шести, хотя и получены редакцией «Набата...», но адресованы Вами учредителям газеты С.Белозерцеву и А.Исакову (по поводу публикаций в «Набате...»), с ведома которых я и познакомился с их содержанием.

 

Кроме неутомимости, меня очень тронула Ваша преданность газете. Вы – «постоянный читатель «Набата...» с момента его выхода в свет» – пишете о себе, что не устаете «удивляться хамству, вульгарности и безответственности редакции». Помилуйте, ну зачем же читать то, что так раздражает? Не мазохизм ли это? Или я ошибаюсь? Может, считаете, что Ваш интерес к «Набату...» чисто профессионального свойства? Как-никак, историк по образованию. Если так, то Вы или очень небрежно изучаете предмет своего интереса, или тенденциозность, пристрастность губит в Вас исследователя.

 

Что дает мне основание так думать? Вы пишете, что просмотрели несколько последних номеров газеты, «обращая внимание на статьи штатных работников и учредителей». Должен заметить, что я пишу в «Набат...» с момента его основания, долгое время как внештатный корреспондент, а с начала августа работаю уже на постоянной основе. Поэтому к Вашим письмам, безусловно, не могу остаться равнодушным.

 

Признаюсь, многое меня в газете раздражало, и, к сожалению, до сих пор нельзя удовлетвориться ее уровнем. Поэтому, думаю, часть упреков относительно тона публикаций, несмотря на то, что они высказаны не лучшим образом, можно было бы воспринять как справедливые при условии Вашего добросовестного анализа всех газетных материалов за рассматриваемый период.

 

Не составляет большого труда указать на публикации поспешные, не до конца продуманные. Таковые в газете, что греха таить, имеются. Мне представляется странным, что Вы, Алексей Мосунов, такой дотошный вроде бы читатель, совсем не заметили тех статей, которые хоть малейшим образом противоречат Вашим суждениям. Подобное «упущение» историку и аналитику непростительно. Даже наши читатели почтенного возраста, настроенные очень радикально, отметили «противоречивость» газеты. А для Вас она неизменно «олицетворяет все самое неприемлемое – хамство, демагогию, развязность, разжигание низменных страстей, неуважение к старости». Очень хлестко сказано! Но верно ли? Да читаете ли Вы «Набат...»? Или занимаетесь лишь, извините, выискиванием блох на страницах газеты? Согласен, на этом поприще есть шанс преуспеть. К Вашей уже обширной коллекции можете добавить еще одну «блошинку». Одного из наших учредителей зовут Иван Иванович Чухин, а не В.Чухин, как в моем материале за 3 сентября. Что ж, Алексей, это не усмотрели, или имя Б.Пуго Вам лучше знакомо?

 

Совсем не подозревал, что среди постоянных читателей «Набата...» так много ветеранов войны и труда. Вы, Алексей, в чем-то и правы, когда обвиняете нас в «неуважении к старости». Слишком уж часто приходится нам смягчать резкость суждений и оценок по отношению к коммунистической системе, высказываемых пенсионерами в письмах к нам.

 

Я не собираюсь полемизировать с Вами и опровергать Ваши бесчисленные обвинения. Мне не представляется это занятие интересным. А если Белозерцев и Исаков считают иначе, то смогут ответить Вам независимо от меня.

 

Остается только поблагодарить Вас, Алексей, за приглашение в пятый класс. Редакция по Вашему совету проштудировала раздел «Фонетика» в учебнике русского языка. И звук «р» больше никогда не будет на страницах газеты глухим. Депутат А.Исаков также обещал на досуге почитать учебник русского языка. Он навсегда запомнит разницу между глаголами «прошу» и «просим». Искренне благодарим за науку.

 

Отправляем Вам, Алексей, дабы остудили горячий пыл и пришли в душевное равновесие, Ваши письма. Они несколько замараны красными чернилами, но, надеемся, учителю истории не составит труда на досуге проконсультироваться с преподавателем русской словесности.

 

(«Набат Северо-Запада», № 49 (60), 24 сентября 1991)


Архив Содержание