Прошедший в Хельсинки семинар – составная большого проекта

                2005/03/21

14–15 марта в Национальном архиве Финляндии (Хельсинки) прошел международный семинар, обсудивший ряд событий времен Второй мировой войны и первого послевоенного десятилетия. Состоявшееся мероприятие – информационная составная начавшегося в ноябре 2004 года проекта, целью которого является, в частности, выяснение причин высокой смертности в финских лагерях для советских военнопленных, уточнение всех обстоятельств передачи части пленных и некоторых гражданских лиц Германии. В числе вопросов, исследуемых в рамках проекта, – история возвращения ингерманландских финнов и других советских граждан в СССР. Все исследования, проводимые под эгидой Национального архива, планируется завершить к 2008 году.

Решение приступить к осуществлению проекта такого масштаба во многом связано с выходом в свет в конце 2003 года книги Элины Саны (Elina Sana) «Luovutetut. Suomen ihmisluovutukset Gestapolle», отмеченной литературной премией «Финляндия» в номинации «Наука». Основная тема ее – передача Финляндией Германии большой группы советских военнопленных. Из названия книги можно решить, что пленные передавались в руки Гестапо.

Многие финские историки отнеслись к произведению журналистки Элины Саны довольно прохладно. Говорилось, что нового она ничего не рассказала и все приведенные в ней сведения специалистам давно известны. При этом нередко опускалось из виду, что массовый читатель, на которого книга в основном и рассчитана, вряд ли знаком с работами историков. Высказывалось и недоумение в связи с награждением автора престижной премией.

Особую остроту дискуссии, развернувшейся тогда в СМИ Финляндии, придавало то обстоятельство, что книга вызвала необычайно много откликов и комментариев в странах Западной Европы. По мнению профессора Хейкки Юликангаса (Heikki Ylikangas), повышенный интерес масс-медиа объяснялся наличием еврейской темы. В книге говорится, что Финляндия передала Германии больше еврейских беженцев, чем признавалось ранее – не 8, а 50–70 человек. В связи с чем Центр Симона Визенталя обратился к правительству Финляндии с просьбой расследовать все обстоятельства выдачи нацистам евреев и привлечь виновных к ответственности.

В работе состоявшегося семинара, кроме 12 финских ученых, приняли участие 2 историка из России и исследователи из Германии, Норвегии и Франции – по одному от каждой страны.

В докладе доктора исторических наук Вадима Мусаева (С.-Петербург) говорилось о том, как встретили в СССР вернувшихся на родину финнов-ингерманландцев. Этой же теме было посвящено выступление доктора философии Тойво Флинка (Toivo Flink). Он, в частности, привел данные по детям-сиротам, отправленным в январе 1945 года в СССР, несмотря на многочисленные обращения в Контрольную комиссию. Из 331 ребенка возраст 32 малышей не достигал 5 лет. Самых маленьких оставили в Ленинграде, 100 детей определили в детские дома Ярославский области, 110 оказались в Вологодской области, а 51 ребенок – в Калининской. В ремесленные училища этой же области были направлены самые старшие дети – 38 человек. Исследования о том, как сложились в дальнейшем судьбы детей, а также жизнь остальных вернувшихся/возвращенных в СССР ингерманландских финнов, остаются за пределами данного проекта. Для проведения их планируется образовать в будущем отдельную исследовательскую группу.

Российский историк Эйнар Лайдинен (Петрозаводский университет) сделал доклад о положении советских военнопленных в немецких лагерях, устроенных во время войны в Северной Финляндии и в Карелии. Тема пленных рассматривалась и другими исследователями. Финcкий историк Ларс Вестерлунд (Lars Westerlund) сделал доклад о причинах высокой смертности среди советских военнопленных. Всего их было 64 тыс., из них 29 процентов не дожили до конца войны. Бóльшая часть погибла зимой 1941–1942 гг. «Это была катастрофа», – охарактеризовал случившееся Охто Маннинен (Ohto Manninen). Дмитрий Фролов (Финляндия) тоже говорил о пленных, но о финских, находившихся в советских лагерях.

Лагерная тема стала центральной и в докладе Антти Лайне (Antti Laine), автора вышедшей в 1982 году книги об оккупационной политике, проводимой Финляндией в Восточной Карелии. Предметом его исследования стали лагеря гражданских лиц, созданные финнами на оккупированной территории. Приведем некоторые данные из доклада Лайне. Самое большое число заключенных в них зафиксировано 1 апреля 1942 года – 23 984 человека. Гражданское население всей оккупированной территории насчитывало тогда 85 тыс. В основание изоляции русских был положен постулат, что они не коренные жители Карелии и поэтому будут переселены при первой возможности в Россию. Финны, начав продвижение в 1941 году в глубь Карелии, предполагали, что русские в основном покинут до их прихода оставляемую Красной армией территорию. В своем прогнозе они ошиблись. Ресурсов же на содержание большого числа населения не хватало. Продовольственные запасы Финляндии были очень ограничены. Несмотря на жесткое регулирование продуктов питания, население страны испытывало зимой 1942 года большую нужду. В оккупированной же Карелии положение было еще хуже, так как из-за военных действий большая часть урожая осталась не собранной. Норма выдачи продуктов питания зависела от национальности получателя и характера выполняемой работы. (По заявлению Министерства иностранных дел Финляндии, сделанному в октябре 1943 года в ответ на поступивший запрос, все национальные группы с августа 1943 года начали получать одинаковые пайки и равную плату за труд.)

Нехватка продуктов питания особенно сказывалась на населении, изолированном в лагерях. Оно почти на 50 процентов состояло из лиц несовершеннолетнего возраста, 20–30-летних мужчин было совсем немного. В 1942 году в лагерях умерло 3 516 человек, в то время как за их пределами – 1 422 человека. Когда голодное время миновало, положение значительно улучшилось, часть заключенных была освобождена. В 1944 году смертность в лагерях на 1 тыс. человек равнялась цифре 13,8, среди свободного населения – 12,7, а в Финляндии – 13,5. В лагерях содержалось в тот год 15 тыс. гражданских лиц. Приведенные здесь данные дают лишь некоторое представление о том, что происходило на оккупированной территории.

Поскольку Антти Лайне занимается в настоящее время историей послевоенной Советской Карелии, ему известно и то, как жили люди по другую сторону фронта. По его наблюдениям, в сегодняшней Карелии не найдется ни одной русской семьи, которая не потеряла бы в годы эвакуации кого-либо из самых близких, в основном стариков и детей. Особенно большие потери пришлись на зиму 1942 года.

Выступление Юкки Линдстедта напрямую было связано с основной темой книги Элины Саны – выдача советских военнопленных немецким властям. Как утверждает исследователь, пока нет точных данных о том, сколько их было передано. Число колеблется между цифрами 2 048 и 2 829. Достоверно известно, что были две категории передаваемых немцам пленных: бóльшая состояла из представителей «обычных» пленных, а значительно меньшая – из тех, кого условно можно назвать «политическими» – комиссары, партийные работники, агенты НКВД и т.д. Число таковых известно – 524 человека. Это была не односторонняя акция, а обоюдная, происходил обмен пленными. Финны в обмен на передаваемых Германии советских немцев, эстонцев, латышей, литовцев, украинцев и белорусов, оказавшихся в плену, получали из немецких лагерей представителей родственных народов: карелов, финнов-ингерманландцев, вепсов...

Высказывается предположение, что из «политических» военнопленных немцам нужны были те, от кого они надеялись получить необходимую информацию. Отбором таких лиц занимались финны. Пока нет сведений о том, что с «политическими» произошло в дальнейшем. Что касается «обычных» пленных, то большая часть из обмененных, как уже ранее и предполагал профессор Хейкки Юликангас (Heikki Ylikangas), добровольно пошли служить или работать в немецкую армию.

В картотеке переданных военнопленных значится 47 евреев. Все они из числа «политических». Имеющиеся предварительные данные не указывают на то, что переданы они были немцам из-за их национальности.

Ханну Рауткаллио (Hannu Rautkallio), автор вышедшей в прошлом году книги «Holokaustilta pelastetut» («Спасенные от Холокоста»), высказал в своем докладе сомнение относительно того, что причиной выдачи в ноябре 1942 года 8 еврейских беженцев была их национальность. По его мнению, здесь больше случайности, чем закономерности. Рауткаллио считает, что по отношению к еврейским беженцам, получившим убежище в Финляндии, никаких планов выдачи их Германии официальные власти не строили. Большая часть из прибывших в 1938 году евреев еще летом 1944 года находилась в стране. Лишь тогда правительство Швеции высказало готовность принять определенное число их, хотя с такой просьбой Министерство внутренних дел Финляндии обратилось уже осенью 1941 года. За это время некоторые евреи успели получить финляндское гражданство.

Проведенное исследование показало, что количество еврейских беженцев в стране было заметно больше, чем считалось ранее. Во всяком случае известно, что 365 лиц еврейской национальности получили в Финляндии убежище. Государственная полиция не имела какого-либо отдельного «еврейского списка», хотя сделать таковой не составляло особого труда.

В докладах Пекки Кауппалы (Pekka Kauppala) и Юхи Похъенена (Juha Pohjonen) рассматривались события послевоенного периода – возвращение советских граждан в СССР и выдача советским властям эстонцев и представителей других родственных народов. По данным Пекки Кауппалы, от 600 до 800 финнов-ингерманландцев, карелов и вепсов, воевавших на стороне Финляндии, насильно были отправлены в СССР.

Представленная здесь информация – лишь краткий обзор большей части прозвучавших на семинаре выступлений. Далеко не все аспекты обсуждавшихся тем отражены в этом сообщении. Следует учесть, что высказанные на семинаре мнения и аргументы основываются на имеющихся сегодня сведениях. Работа исследователей в самом начале, окончательные выводы можно сделать лишь по завершении проекта.


Следующий Список