Весть из прошлого

Исправленный и дополненный новыми сведениями  текст 2003 года.

 

Размещая в Интернете «Хронику культурной и общественной жизни русской диаспоры», составленную по русским периодическим изданиям, выходившим в Финляндии в 1920–30-х гг., я вовсе не рассчитывал на то, что сухой перечень событий тех лет вызовет большой интерес. Но все же полагал, что выполненная мною работа может быть полезна тем, кто интересуется прошлым, а также активистам нынешних русских организаций в Финляндии. Последние, как мне показалось, ее не заметили. Определенный интерес к ней проявили российские исследователи, занимающиеся русской диаспорой.

 

Составляя Хронику, я, однако, никак не предполагал, что собранные мною сведения из старых газет почти 80-летней давности помогут кому-либо выяснить судьбу близких родственников, поэтому для меня явилось полной неожиданностью письмо, полученное по электронной почте из Новосибирска. Отправитель его, Николай Михайлович Фаге, написал: «Работая в Интернете, я получил ссылку на Ваш сайт и получил крайне интересную и важную для меня информацию». Н.М.Фаге привлекла внимание выдержка из статьи Ивана Савина, в которой упоминается председатель Гельсингфорсской артели русских грузчиков К.К.Фаге. «Дело в том,– сообщил он мне, – что в этой заметке, видимо, упомянут мой дед, Константин Карлович Фаге, которого в нашей семье считали сгинувшим в стенах ВЧК города Щегловска (ныне Кемерово) в 1921–22(?) году. Опубликованная Вами информация полностью переворачивает семейную историю. Буду крайне Вам признателен за любую информацию, проливающую свет на эту загадку, важную для нас и наших детей».

 

Так весной 2003 года завязалась наша переписка. В следующем письме Н.М.Фаге сообщил все, что ему известно о К.К.Фаге.

«Думаю, Вы легко представите себе мое изумление при виде фамилии и инициалов моего деда, считавшегося погибшим в 1922 году в Сибири. Фамилия французского происхождения, редкая во Франции, а в России уникальная, насколько нам известно. Прадед, Карл Иванович, оставил трех детей – Елену, Константина и Михаила. Михаил умер, не дожив до 19 лет. Жизнь Елены нам известна, а о Константине, мы знаем очень мало. Юрист по образованию, после Петербургского университета он попал в Томское переселенческое управление, занимавшееся делами переселенцев из Европейской России в Сибирь и на Алтай, затем работал в губернском статистическом управлении. Случайно сохранились две его работы – аналитические статистические обзоры по Сибири и Алтаю. В ВЧК он попал то ли как меньшевик, то ли как эсер. Моему отцу было около семи лет, когда исчез К.К., так что ничего достоверного он не мог знать, а мама (моя бабушка) – дочь священника, ставшая директором советской школы, затем прошедшая лагеря, была не слишком разговорчивой...».

Пытаясь найти сведения о дальнейшей судьбе К.К.Фаге, я обратился в Национальный архив Финляндии. О результате поиска написал Н.М.Фаге:

«В архиве Государственной полиции (Национальный архив Финляндии) имеются документы, касающиеся деятельности организации «Русская колония в Финляндии», в состав правления которой, как видно из газетной статьи («Новые русские вести», № 424, 24 мая 1925 г.), вошел весной 1925 г. председатель Гельсингфорсской артели русских грузчиков К.К.Фаге. К сожалению, фамилия Фаге в этих документах не встречается, имеется лишь список лиц, избранных в правление «Русской колонии» в 1929 г. К.К.Фаге в нем не значится, артель, как можно понять, представлял в организации тогда Н.Пастернак, трудовой агент и кассир Артели грузчиков в начале 20-х гг. Первый полный список членов (277 чел.) «Русской колонии» датирован 1935 г., последний (203 чел.) – 1943 г. Фамилии Фаге в этих списках я не нашел.

 

 Нет в архиве Государственной полиции и личного дела К.К.Фаге. Я заглянул в папку Н.Пастернака, но и там никаких сведений, касающихся председателя артели, не нашел. Встречается лишь упоминание о ней. Как я понял, заводились такие папки на лиц, активно занимавшихся политикой, а также в связи с прошениями о получении гражданства. Ко второй категории относится Пастернак. Следовательно, К.К.Фаге не подавал заявления о гражданстве.

<...>

Мне думается, что К.К.Фаге покинул, как и многие российские беженцы, Финляндию в 20-е гг., чем и объясняется отсутствие информации о нем в документах «Русской колонии».

Я посоветовал Н.М.Фаге лично обратиться в финские архивы, полагая, что запрос родственника из России не оставят без внимания. В июле 2003 года из Новосибирска мне пришло письмо с приложением ответа из Национального архива Финляндии, переведенного с английского языка на русский. Вот выдержка из него:

«Что касается вашего запроса по электронной почте от 12 мая 2003, относительно вашего дедушки Константина Фаге, Национальный Архив Финляндии любезно сообщает Вам следующее. Мы проверили алфавитную картотеку владельцев паспортов Финского Паспортного Офиса в С.-Петербурге, но не нашли никакого упоминания фамилии Faguet (или различными версиями этой фамилии). Мы также проверили алфавитный каталог персональных файлов и персональных карт главного отдела Тайной полиции, но не нашли никакого человека с фамилией Faguet. Как Вы сказали, Г. Эдвард Хямяляйнен уже проводил поиски этих материалов.

 

Нам больше повезло с картотекой иностранцев с 1921 по 1939 (разрешения на перемещение, пребывание и работу) в архиве Канцелярии Административного Правления Округа Uusimaa. В этом регистре были три карты с фамилией Faguet:

<...>

Кроме того, мы нашли информацию о семействе Faguet в архиве полиции города Хельсинки, карты относительно иностранцев более точные, с 1919 – (коробка 32). Эти карты содержат частично ту же самую информацию, что и вышеупомянутые из архива Канцелярии Округа Uusimaa. Все три Faguet (Fagué) получили паспорта в течение одного года от Тайной полиции и проживали в Haga/Haaga (также рыночный город около Хельсинки). В карте Константина Фаге имеется более точная информация о детях: <...> Он имел визу до 1.10.1933. В информации относительно его более позднего адреса написано: "Muutt.?" ("Перемещенный?"). <…> Из-за ограниченности персонала мы не можем продолжать дальнейшие поиски. Надеемся, Вы сможете использовать эту информацию, которую мы смогли дать Вам».

Эту историю я рассказал на страницах газеты «Спектр» (№ 9, 2003) с целью попытаться найти кого-нибудь из «старых русских», знающих что-либо о К.К.Фаге. Сам же Н.М.Фаге продолжил свой поиск через международные организации.

В апреле 2004 года я получил от Н.М.Фаге письмо, в котором он сообщил, что «Константин  К.Фаге из Хельсинки оказался не Карловичем, а Константиновичем... <...> Обнаруженный Вами, а потом и мной К.К.Фаге – полковник Русской Белой армии – двоюродный брат моего деда, через Балканы добравшийся в Финляндию, чтобы соединиться там со своей семьей. История семьи, восстановленная родственниками во Франции, начинается с наполеоновского солдата Жозефа Фаге, получившего за заслуги титул барона якобы от самого Наполеона. Его сын, Жан-Батист, родившийся в Тулузе в 1811 г., стал успешным коммерсантом, но после французской революции 1830 года решил эмигрировать в Грузию, основав в Тифлисе сеть магазинов. В Тифлисе родились СЕМЕРО детей, среди которых Константин Иванович (1863–1914) – родоначальник нынешней французской ветви семьи, капитан гренадерского полка Кавказской гренадерской дивизии <…>, и мой прадед Карл Иванович (~1850–1908). Сын Константина Ивановича – Константин Константинович (1889–1976) с женой и детьми, <…>, в начале 30-х уехал из Финляндии во Францию, <…>но связь с Россией в семье жива до сих пор.

В 2007 году Н.М.Фаге c семьей гостил во Франции и встретился со своими родственниками. В письме ко мне он пишет: «Никто, кажется, и не ожидал, насколько тёплой и естественной станет наша встреча!»

Этот материал дополняют также присланные ссылка на страничку сайта с биографией и фото К.К.Фаге 1920 года.

Декабрь 2007 г.

Сетевой журнал «Россия в красках», зима 2007–2008,  № 13.


Содержание