Об «уничтожении» русского языка в Финляндии

 

Лет двадцать тому назад в Петрозаводске выпускался машинописный самиздатский журнал, тираж которого был не более 20 экз., а узкий круг читателей составляли пара-тройка приятелей редактора и сотрудники ведомств по изобличению и искоренению идеологической крамолы. На фоне тогдашнего самиздата это издание отличалось обилием резких антикоммунистических заявлений и явным стремлением редактора, единственного практически автора всех публикаций, предстать в тоге диссидента с многолетним стажем, непримиримого борца с коммунизмом. При этом он не скрывал своего страстного желания покинуть СССР и обосноваться в какой-либо западной стране.

 

Надо сказать, времена тогда были уже далеко не людоедские: за самиздат, даже антикоммунистический, в тюрьму не отправляли, правда, неприятностей издателям и распространителям подобной литературы КГБ еще мог доставить немало. Однако нашему герою, человеку трудной судьбы, терять было нечего, разве что только Родину... Где-то за год-полтора активной пиар-кампании по созданию собственного имиджа «непримиримого противника коммунизма» он добился от властей желаемого: получил заветный загранпаспорт и, будучи чистокровным русским, отбыл по израильской визе за пределы СССР. После недолгого пребывания в Австрии бывший самиздатчик перебрался в Германию,* где несколько лет прожил с приехавшей к нему семьей как проситель политического убежища. Однако ни немцы, ни тамошние порядки, судя по всему, ему не пришлись по душе, и он вернулся в Россию.

 

Вспомнилось все это мне после прочтения письма Татьяны Кивинен «Визит в школу» («Спектр НЕДЕЛИ», № 51, 2007) по той причине, что герой моей истории помимо всего прочего был большим фантазером: в конце 80-х он выступил с предложением создать новое русское государство в... Западной Европе.

 

К сожалению, многие люди, уезжая в эмиграцию, не осознавали и, даже по прошествии нескольких лет, не всегда понимают, что переезд в новую страну влечет за собой не только получение тех или иных социальных благ, но зачастую и утрату прежнего социального статуса, а также столкновение с новыми проблемами, разрешение которых требует терпения и больших усилий. Одна из таких проблем – сохранение у детей родного языка.

 

Высказанные в письме Кивинен претензии к школе, касающиеся запрета использовать родной язык, можно было бы воспринять как вызванные досадным недоразумением. Однако ее выводы относительно общего положения русского языка в Финляндии вызывают не только недоумение, но и желание возразить. Признаюсь, я от неожиданности даже вздрогнул, когда прочитал эти слова: «...русский язык уничтожают в Финляндии на "корню"...» Дабы подчеркнуть важность сказанного, автор письма добавляет в P.S.: «А русский язык продолжают уничтожать по-фински методично».

 

Беседа Татьяны Кивинен, живущей в Финляндии шесть лет, велась с учителем школы с помощью переводчика, поскольку, как она пишет: «Так положено. Чтобы не было недопонимания». Как полагаю, толмача ей предоставила школа страны, где, по ее утверждению, русский язык уничтожается.

 

Интересно и то, что Кивинен является вице-председателем Объединения русскоязычных литераторов Финляндии, которое выпустило на выделенные государством деньги пять номеров альманаха «Иные берега». При государственной поддержке издается и другой литературный журнал на русском языке – «LiteraruS – Литературное слово». Кроме того, в Тампере выходит журнал «Русский свет», в Хельсинки осуществляется проект «Городская жизнь глазами молодых журналистов». Следует вспомнить и Русскую службу финляндской радиовещательной компании ЮЛЕ. Что касается книг и периодических изданий на русском языке, то, помимо районных библиотек, к услугам жителей столичного региона, где проживает большая часть русскоязычного населения, библиотека Института России и Восточной Европы и Славянский отдел Национальной библиотеки Финляндии, известные своими богатыми и общедоступными собраниями русской литературы.

 

Высказала Кивинен и недовольство количеством учебных часов, выделяемых на изучение русского языка как родного, а также выразила обеспокоенность тем, что «дочь стала плохо говорить по-русски». Вместо комментария приведу мнение автора статьи, опубликованной в журнале «Мозаика»:

«Один–два часа родного языка в неделю в стенах финский школы – не много, но спасибо, что хоть они есть, и Финляндия поддерживает обучение детей-иностранцев родному языку. Далеко не во всех странах Евросоюза иммигрантам предоставляется такая возможность.

 

На урок родного языка в школах в основном приходят дети разного возраста и разного уровня подготовки. Учителю приходится быть гибким, готовым к уроку с детьми всех возрастов.

 

Некоторые дети владеют языком на очень хорошем уровне – и говорят хорошо, и читают, и пишут. Только за два часа в неделю так научить языку было бы невозможно. В этом большая заслуга родителей. И если мы, родители, будем больше заниматься с детьми языком, легче станет и учителям наших детей. Однако, есть и грустные примеры, когда дети знают родной язык на слабом, если не сказать – убогом уровне. Часто это происходит из-за лени или из-за того, что родители-иммигранты не знают, насколько важно сохранить родной язык. Кстати, важность его сохранения подчёркнута и в финском Законе об интеграции.

<...>

В Финляндии уже выросло первое поколение переселенцев, у которого дети окончили школу и лицей здесь (если, например, семьи приехали в Финляндию в 1992–1995 годах, и детям было тогда 4–10 лет). Среди них немало выпускников, прекрасно окончивших полный курс среднего образования. И эти дети, хорошо зная родной язык, освоили несколько других языков, предлагаемых финской системой образования – английский, французский, шведский, немецкий, испанский…»

Имеются в Финляндии и финско-русские школы – Хельсинкская и Школа Восточной Финляндии. Желающие получить среднее торгово-экономическое образование на русском языке могут это сделать в Коммерческом колледже города Коувала.

 

Не оставлены без государственной поддержки и русскоязычные детские сады: «Калинка», «Теремок», «Матрешка», «Мишка» и «Антошка». Кроме того, дошкольники могут научиться читать по-русски, например, в кружках русского клуба «Садко», который, как и Финляндская ассоциация русскоязычных обществ, существует за счет разного рода финских субсидий.

 

В связи с письмом Кивинен я вспомнил и свой визит в финскую школу в 1995 году. Тогда ее директор пригласил на собрание родителей школьников-иммигрантов. Он говорил нам о важности сохранения родного языка, сетовал на то, что учащиеся без желания посещают уроки русского. Слушали мы его с недоумением, поскольку наши 15–16-летние дети остро нуждались в дополнительных уроках финского, а им, прошедшим в России полный школьный курс русского, приходилось пропускать преподаваемые на финском языке предметы, так как они совпадали по времени с уроками родного языка. Школа, оказывается, не имела тогда ресурсов, чтобы организовать для учащихся-иммигрантов дополнительное изучение финского.

 

В школе, где учатся дети Кивинен, помимо русского преподаются в качестве родного еще пять языков. Организовано преподавание языков иммигрантов и в других ближайших школах. Надо заметить, что разный уровень знания школьниками финского усложняет работу учителей и, вероятно, негативно сказывается на качестве обучения.

 

Еженедельник «Спектр НЕДЕЛИ» с письмом «Визит в школу» вышел в свет в один день с газетой «Хельсингин саномат» (21.12.2007), опубликовавшей статью на эту же тему. В ней изложены точки зрения директора школы, ведомства школьного образования и Татьяны Кивинен. И ситуация представлена несколько иначе, чем в «Спектре НЕДЕЛИ», нет в статье и заявления об уничтожении русского языка.

 

Поскольку еженедельник не опроверг и никак не прокомментировал утверждение, что русский язык в Финляндии уничтожается, создается впечатление, что редакция, опубликовавшая письмо Татьяны Кивинен, согласна с ее утверждением. Печально, что газета, претендующая быть выразителем спектра мнений русскоязычного населения Финляндии, на самом деле является изданием тенденциозным, отражающим интересы определенной группы лиц.

 

2 января 2008 г.

 

Интернет-портал «Россия в красках».


* Ситуация с русскоязычными переселенцами в Германии, напоминающая финскую, рассматривается  в статье Гасана Гусейнова «Русский в контексте немецкого». – Доп. от 10.6.2008.


Содержание